Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Рихтер-ансамблист

Малый зал Московской консерватории. 28 июня 1956 года. Французская музыка. Рихтер и  Нина Дорлиак исполняют вокальные опусы К. Дебюсси и М. Равеля.

 

Фрагменты книги В.А.Могильницкого "Рихтер-ансамблист" можно скачать ниже в PDF-формате. Во вступлении автор, в частности, пишет:

Перед вами – заметки о Рихтере-ансамблисте. Почему – именно ансамблисте? Ведь Рихтер – прежде всего солист, притом крупнейший и своеобразнейший. Попытаюсь объяснить. Во-первых, мне всегда представлялось, что камерная музыка есть наиболее чистый (честный, если угодно) вид музицирования, где воплощены главные черты этого искусства как средства общения внутри извечной триады: автор-исполнитель-слушатель (разумеется, при необходимом условии, что все составляющие этой триады участвуют в этом общении с чистым сердцем и необходимой – для каждого в свою меру – долей ответственности). Здесь редко, в сравнении с концертом солиста, встречается исполнительский произвол, слишком «активная» (агрессивно-навязывающая) «интерпретация». Любая попытка утвердить свою личную волю взамен воли автора находится под перманентным контролем коллективной музыкальной совести. Известно, что многие солисты с мировыми именами специально искали случая поиграть в квартете или квинтете (Крейслер, Стерн, Казальс, Баренбойм, Брендль), но пример Рихтера здесь почти не имеет прецедента. Он аккомпанирует вокалистам и хору, играет в инструментальных ансамблях разного состава: от привычных слуху квинтетов и трио, скрипичных и виолончельных дуэтов - до «экзотических» сонат для трубы и фортепиано, фагота и фортепиано (Хиндемит). При этом подобные его выходы за пределы сольного исполнительства воспринимались слушающими его с не меньшими восторгами, чем сольные выступления (Дельсон, Горностаева, Фишер-Дискау, Валентин Берлинский); говорили, что в этой области Рихтер также «один из величайших», что тема (Рихтер-аккомпаниатор, Рихтер-ансамблист) заслуживает «специального рассмотрения», но… шли годы, уходили из жизни те, кому были «и карты в руки», кому было «по плечу», «по чину» осуществить подобное рассмотрение – соответствующая книга, которая так ожидалась многими поклонниками рихтеровского искусства, так и не написана (то ли сил и энтузиазма не достало, то ли время оказывалось неподходящим, хотя главное условие – востребованность подобной работы, наличие ожидающего читателя – любителя и профессионала – были налицо). Я лично думаю, осуществлению подобного замысла мешало ещё такое обстоятельство: Рихтер-музыкант – един и, в определённой степени, равновелик – что в сонате Бетховена, что в его трио B-dur op.97, что в Прелюдии и фуге Шостаковича или в его Трио памяти Соллертинского или альтовой сонате; тяжело разделить. Притом тема-то выглядит необъятной! Арифметический подсчёт даёт: 32 фортепианных дуэта или произведений в четыре руки, 42 сонаты для скрипки и фортепиано, более двух десятков сочинений, где фортепиано выступает в дуэте с другими инструментами, струнными (кроме скрипки) и духовыми, девять фортепианных квинтетов, пять квартетов, пять трио, сочинения с камерным оркестром типа концерта Берга, концертино Яначека, Kammermusik 2 Хиндемита, где наличествует дирижёр, но сочинение всё равно числится по «камерному» жанру, плюс, наконец, свыше полутысячи вокальных аккомпанементов (с участием Н.Дорлиак, Д.Фишера-Дискау, Г.Писаренко, П.Шрайера, П.Пирса). И всюду – Рихтер, Рихтер. И нельзя решиться, что оставить без рассмотрения: ведь романс Глинки или Каприччио Стравинского так же многозначащи в контексте данной темы, как и Квинтеты Брамса и Шостаковича или Фантазия f-mollop. 103 Шуберта. Будем помнить также о том – главном, по существу, что коль скоро речь идёт о камерном ансамбле, то пишущий попросту  не вправе сосредоточить своё внимание преимущественно лишь на одном (пусть и сверхгениальном) его участнике. Это было бы вопиющим диссонансом в избранной теме: партнёры в любом камерном ансамбле – равноправные (как минимум) собеседники. Тем более такие партнёры, как Бриттен, Ойстрах и Гутман, Дорлиак и Фишер-Дискау. Такая вот проблема (а сколько ещё неназванных) неизбежно возникает перед пишущим ещё раньше, чем первые строки лягут на бумагу. Ну, а Бетховен, Шуман, Шостакович – авторы, главные персонажи предстоящего повествования – неужто о них можно «облигатно», вынося за скобки? Нет, задача выглядит непосильной, попросту невыполнимой практически.

Тем не менее, тема задана, а время уходит и уносит с собой многое, что невозвратимо и невосстановимо, след которого в памяти свидетелей становится всё слабее, неотчётливее, растворяясь в сумерках человеческой памяти, которая слабеет и исчезает постепенно вместе с её носителями. Л.Гаккелем во второй из его «Декабрьских лекций» («Камерная музыка: явление и проблемы» – таково её название), посвящённой фестивалю – восьмому по счёту из состоявшихся в музее им. Пушкина (1986-й год!..., а эти строки пишутся после 30-го фестиваля – страшно подумать! Как уходит время и сколько с собой уносит безвозвратно!...) – есть пронзительные, навсегда запоминающиеся строки: «Я снова  возвращаюсь к этому феномену – диалог. А.Ухтомским сказано, что писательство возникло у людей «с горя», «за неудовлетворённой потребностью иметь перед собой собеседника и друга». Но не таково ли происхождение любого творчества, в том числе и камерной музыки? Если человек автономен, то он одинок… И всегда искусство – это свидетельство об одиночестве».

 

Скачать в форматах .doc (Microsoft Word) или .pdf (Adobe Reader): 

Связанные материалы

Здесь можно познакомиться со стихами Вадима Анатольевича.

Михаил Гольденберг

"Есть английское слово immaculate, «безупречно». К этому, очевидно, стремился Вадим..."

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".