Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Самый откровенный пост

Яна Зиниград, мать шестерых детей: " С тех пор прошло много лет, и я отношусь к системе спокойней. Не потому что я перестала считать, что она калечит детей, а потому что я поняла, что её создают сами родители. Она им нужна, потому что быть свободными и нести ответственность страшно. Гораздо проще разделить её с учителями и врачами. Но это не моё дело, а отношения этих родителей со своими детьми и с Богом".
ЯНА ЗИНИГРАД
Мать шестерых детей

Я обещала дать интервью одному сайту. Подумала, ответить на несколько вопросов это несложно. Но вот уже который месяц я открываю файл с вопросами и зависаю над ним.

Как я определяю свой социальный статус, свой род занятий? Причины многодетности, методы воспитания, вопросы о наказаниях, об обучении, о "не скучно ли мне"...

И вот я каждый раз впадаю в задумчивость над этим интервью, и мне уже снятся эти вопросы, и я начинаю разговаривать сама с собой.
Я понимаю, что это совершенно нормальные вопросы, но у меня почему-то от них едет крыша. И я честно хочу ответить, но не могу. И думаю, может сказать моему собеседнику-журналисту честно: я сумасшедшая и ничего у вас со мной не получится.

Потому что то, что я могу написать и сказать на эту тему, не будет понято читателями сайта или будет воспринято как какая-то заумность и выпендривание. Но это настоящее, то, что я есть, и то, что мной движет в жизни. А остальное, как коробочка и упаковка от подарка: можно потрогать, рассмотреть картинки и даже потрясти в руках, прислушиваясь к тому, что внутри. Но догадаться о содержимом, о сути будет невозможно.

Но здесь я могу говорить о настоящем. Могу сказать, что на все вопросы интервью у меня есть один единственный ответ.

Я ощущаю себя собеседником Всевышнего, частью народа, которому Он дал Тору. Иногда рабом Всевышнего, иногда - ребёнком, иногда - сотворцом. (Вот здесь я рассказывала о еврейских отношениях с Богом  http://yana-zinigrad.livejournal.com/299073.html  И это ощущение движет мною в жизни и определяет мои мысли, решения и поступки.

А остальное - только обёртка. Вот так просто, да. Хотя может показаться высокопарно. Но для меня просто.

А дальше можно много говорить о разных вещах: почему я выбрала домашнее образование, почему дети рождаются дома, про отсутствие методов воспитания и вообще воспитания как такового, про то, что мне не нужны няни и наказания, про то, что дети не ссорятся и у них нет обязанностей по дому. И так далее и тому подобное.

Я понимаю, что люди ждут от меня технических решений, рецептов от или для. А у меня их нет. Есть только ощущение причастности к чему-то настоящему и единственно существующему, а остальное - игра.

Я попробую сейчас описать мою картину. Есть Бог и есть я. Есть короткий отрезок времени, который мне дан, чтобы быть такой, какой я есть сейчас. Т.е. на это время мне дано в пользование тело, ещё у меня есть моя история (другими словами, детство), есть эмоции, желания. Мне даны близкие люди: мама, сестра, муж, дети. И мне дана возможность с этими данными играть в любую игру.

Можно играть, что я такая важная умная мама, и я знаю, что нужно моим детям. Можно вообще играть в то, что они - моя собственность, и я решаю, где, как и с кем им быть. Хочу - запишу в английскую спецшколу, а захочу - сдам в религиозный интернат. Хочу - через день буду водить в спортивную секцию и по врачам. Одену, во что хочу, и кормить буду, чем решу.

Можно играть в дочку. Это очень популярная игра. "Мама, ты неправильно меня воспитывала, ты травмировала меня в детстве, ты виновата, теперь у меня такие и такие проблемы. И к детям своим я тебя не подпущу, ты их испортишь." А можно так: "Мама, ты думаешь, мне стоит выходить за него? А что же я буду делать с детьми? Ты будешь их няньчить? А можно мы поживём пока у тебя?" Есть много вариантов ролей в игре "дочки-матери".

Ещё можно играть "в жену". Для жены ролей не перечесть: обиженная, властная, болезненная, карьеристка. А ещё вариант - завести себе роман на стороне, это очень бодрит.

Это всё очень захватывающие игры, и участвовать в них можно самоотверженно и вдохновенно с полной отдачей сил и с полным ощущением реальности. Но мне это неинтересно и скучно.

И я не могу забыть, что есть Он. И Он мне дал эту короткую (да, короткую, даже 120 лет - это так мало) жизнь и дал детей, и мужа, и родителей. И вот сейчас я могу взять на руки ребёнка, прикоснуться к его лбу губами, а потом уже не смогу. И маме сейчас могу позвонить, а потом ... И с мужем помолчать вдвоём я когда-нибудь уже не смогу. А сейчас да, мне дан этот дар. А всё остальное это  совсем неважно.

И главное, что потом уже ничего нельзя исправить. У евреев считается, что после смерти человеку будет показана вся его жизнь, и он, уже находясь в высшем мире и зная истину, уже ничего не сможет изменить и поправить в содеянном. Это и есть Божественный суд и Божественное наказание. Представляете, как это страшно?

Но и эта жизнь состоит из моментов, которые никогда, никакой ценой нельзя вернуть.

У меня была бабушка. В детстве она была очень близким для меня человеком. Но последние годы её жизни у нас с ней были напряжённые и даже отчуждённые отношения, непонимание такое. И один раз я гуляла с маленькой Дорой в парке, было так хорошо, солнце, весна. И я почувствовала, что хочу сказать бабушке, что люблю её. Нашла телефон-автомат (сотовых тогда не было), позвонила ей и сказала: "Бабушка, я тебя так люблю!" Бабушка смутилась и говорит: "Что ты со мной как с маленькой разговариваешь?" Но чувствовалось, что ей очень приятно было.

А через несколько дней бабушка ушла. Насовсем. Это был последний наш с ней разговор. С тех пор уже 18 лет прошло, а я всё думаю, какое это счастье, что я успела сказать ей эти слова! Это вообще единственные настоящие слова, которые стоит говорить. Всё остальное неважно. И чувства это единственно настоящие. Всё остальное - иллюзия.

Через год у меня родилась Мара. Я говорила бабушке, что когда-нибудь назову дочку её именем. Бабушка смущалась, говорила не надо. Нет, надо. Я назвала.

 

Я расчувствовалась сегодня. Просто у меня вчера была такая встреча... Я не могу сейчас об этом говорить. Позже вы всё узнаете и поймёте. Но впереди у меня опять черта, после которой уже ничего нельзя будет исправить. Это светлая черта, не пугайтесь. Но когда стоишь перед ней, то понимаешь настоящую цену своим поступкам, и сознаёшь, что стоящими были только любовь, приятие, забота, нежность, а всё остальное - игра "в маму". И ошибки уже никогда ни исправить, ни стереть из жизни. Крики, шлепки, обиды. Нельзя уже вернуться туда и дать вместо бутылочки грудь и родить нельзя с Богом, а не с медсёстрами, и на руках уже не поносить, и косички уже не заплести, и колыбельную не спеть. Понимаете?

Послушайте, кем, кем я определяю себя? Какие у меня методы воспитания.

Проснётся ребёнок, я скажу, что я его люблю, что я рада, что он у меня родился. Прижму его к себе, приласкаю. Такие методы. А наказывать детей за что? За то, что я, урод, их покалечила, и они выплёскивают свою боль в криках и истериках? Как воообще можно наказывать того, кто вверил тебе свою жизнь? Наказания детей - это же проявление нашей беспомощности! Давайте хотя бы отдавать себе отчёт в этом!

Теперь о домашнем воспитании. У этого есть альтернативы? Честно говоря, мне теперь с трудом верится в это. Хотя вокруг живут нормальные люди, которые 6 дней из 7 готовы проводить отдельно от своих детей.

13 лет назад, когда мы с Сашей вырывали Дору из лап системы, с нами разговаривали специалисты от образования. Они нам объясняли, что мы наносим непоправимый вред ребёнку, лишая его общества. Они внушали, давили, угрожали. Они были облечены властью и титулами. А мы были всего навсего 27-летними родителями трёх маленьких детей. И за нашей спиной никого не было. И рядом с нами тоже. Потому что наши родители не понимали, что мы творим. И с другими домашними семьями мы тоже тогда не были знакомы.

И в какой-то момент я поняла, что ещё чуть-чуть, и у меня поедет крыша. Потому что нам отводилась роль сумасшедших в обществе нормальных людей. И чтобы сохранить здравый рассудок, я придумала формулу, которую постоянно повторяла себе: "Мы нормальные, а весь мир сошёл с ума."

Я тогда кормила двухмесячную Эстер и совершенно чётко ощущала, что люди, которые хотят отнять у родителей 5-летнего ребёнка - не могут быть не сумасшедшими. А если они нормальные, то тогда ненормальные мы. В общем, кто-то из нас сошёл с ума. Но, чувствуя на себе ответственность за трёх маленьких детей, я не могла позволить себе сойти с ума, и в сумасшедшие определила всех работников системы образования, а заодно с ними всех людей, которые ежедневно предают своих детей.

С тех пор прошло много лет, и я отношусь к системе спокойней. Не потому что я перестала считать, что она калечит детей, а потому что я поняла, что её создают сами родители. Она им нужна, потому что быть свободными и нести ответственность страшно. Гораздо проще разделить её с учителями и врачами. Но это не моё дело, а отношения этих родителей со своими детьми и с Богом.

Так вот мы растим детей дома не потому что считаем это лучшей альтернативой школе, а потому что мы вообще не представляем, как может быть иначе.

Вот родился у меня ребёнок. Я держу его на руках, он тянется к моей груди. Первые месяцы он всё время на мне. Потом ему становится интересно спуститься с моих рук и исследовать, что творится рядом. С каждым разом он удаляется всё дальше и дальше, но всегда возвращается ко мне. Потом ребёнок начинает ходить и начинает изучать мир в большем радиусе вокруг меня, но я по прежнему остаюсь тем центром, тем источником силы, к которому он возвращается из своих путешествий. Потом ребёнок становится ещё старше и самостоятельней и удаляется на всё более далёкие расстояния и на всё более продолжительное время. В радиусе его исследований оказываются другие люди, там появляются задачи, которые ему приходится решать самому и т.д. Но родительский дом всё равно остаётся тем местом, куда он приходит погреться, получить поддержку, помощь, почувствовать безусловную любовь.

Теперь у меня вопрос. Какое у меня есть право и в какой момент я могу решить, что я могу выкинуть ребёнка из этого, Богом данного ему мира? Когда ребёнок начал ходить,  говорить, когда ему стало скучно дома или когда я решила отправиться на заработки, а ребёнок мне мешает?

У меня нет ответа на этот вопрос. И я не думаю, что у меня есть право оставить ребёнка, неважно в садике, в школе или с няней. Это право дано только ему самому. Когда ребёнок почувствует, что готов, он уйдёт сам. На 5 минут, на день, на месяц или навсегда. Уйдёт от меня во взрослую жизнь. И отпустить его будет моя обязанность. Хотя, наверное, мне будет немножко грустно.

UPD: Дорогие люди, спасибо вам за отклики и понимание! Совсем скоро у меня начинается суббота (с захода солнца в пятницу и до появления звёзд в субботу мы не включаем и не выключаем электроприборы, и компьютер будет отдыхать, а мы общаться в семейном кругу), поэтому ваши новые комментарии я прочту завтра вечером.

На всякий случай, заранее отвечаю на вопрос, можно ли цитировать и копировать пост? Да, пользуйтесь им на здоровье. :) Со ссылкой на источник, конечно. И заодно скажу, что закрытых постов у меня в журнале нет. Секреты я храню у себя дома в тетрадке. :) И всё, что тут есть, можно есть использовать в любых целях. Вот. А сейчас всем хороших выходных и задушевных разговоров с родными и друзьями!

Источник: Блог Яны Зиниград

 

 

 

Вокруг

“Кто я такая, видно невооруженным глазом, - говорила мне Сара Соломоновна, - но ни разу никто в эвакуации не отшатнулся ни от меня, ни от моего мужа, никто ничем не оскорбил из русских людей. И эта полнота русской жизни в самой ее глубине, русского простодушия и лукавства и русской помощи, когда муж заболел в Нижнем Тагиле, - все это заставило меня посмотреть на жизнь совсем другими глазам, хотя и до того я кое-что в жизни понимала”.

"Солнце взошло над землею, запорхали птицы, запели. Я остановился, сердце мое переполнилось до краев. Мне есть, что сказать им, птицам небесным, ведь одна из них - птица моя! Как жаль, что язык зверей и птиц мне неведом и я не могу расспросить их, как живут они, передать им привет от птицы моей".

"— Мишуге! Они хотят остановить радость. Даже милиция не может остановить радость, Хаимке. Хасид рождается на свет, чтоб славить веселье и петь гимны этой жизни. Кем бы ты ни стал, Хаимке, ты должен быть хасидом: принимай все вещи всерьез, но ни от чего не унывай! Ты мне обещаешь?"

"Мой отец чеченец и мама чеченка. Отец прожил 106 лет и женился 11 раз. Вторым браком он женился на еврейке, одесситке Софье Михайловне. Её и только её я всегда называю мамой. Она звала меня Мойше".

"В «Денискиных рассказах» нет ни одного сюжета, который бы происходил со мной на самом деле. Всё это сочинил мой отец. Это и понятно: иначе каждый сможет стать детским – да и не только детским – писателем..."

В круге

Шимон Перес, экс-президент Израиля. Слово мудрости

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Материнская любовь - стихия. Люди изменили ее на свой лад. Весь мир, за исключением носителей некоторых цивилизаций, практикует детоубийство. Супруги, у которых двое детей, в то время как их могло бы быть двенадцать, убили те десять, что не родились, среди которых, возможно, и был тот единственный, именно "их ребенок". Может, среди неродившихся они убили самого дорогого?.. Так что же делать? Растить. Не тех детей, которых нет, а тех, которые родились и будут жить".

– Я понял, рабби. Это был дурацкий вопрос.

– И вопрос твой дурацкий, и сам ты дурак, и жена у тебя мескайт, а не сойдёшь с моей ноги, я тебя вообще отлучу.

Собрание хасидских притч

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".