Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

О книге Михаила Фонотова "Времена Антона"

О книге Михаила Фонотова "Времена Антона"
АНДРЕЙ ЯНШИН

В издательстве Игоря Розина вышла книга челябинского писателя и журналиста Михаила Фонотова об Антоне Макаренко. Ее полное название: «Времена Антона. Судьба и педагогика А.С. Макаренко. Свободные размышления».

Почему эта книга вышла в Челябинске? Почему – именно сейчас? Вообще – нужна ли она, нужны ли сегодня – такие книги? Ответы – просты. Потому что в Челябинске нашелся человек, которому Макаренко – интересен. Интересен – сегодня, не вчера и не завтра. И потому что этот человек, Михаил Фонотов – свой интерес сумел развить, сумел раскрыть, развернуть, как разворачивает, скажем, человек записку, ему адресованную кем-то таинственным. Помните, у Мандельштама:

Недостижимое, как это близко!

Ни разглядеть нельзя, ни посмотреть, -

Как будто в руку вложена записка

И на нее немедленно ответь.

Вот такой – в чем-то непостижимой – фигурой и оказался для Фонотова – Макаренко. И эта непостижимость, эта тайна и породила страсть – постичь, понять, приблизиться. Ответить немедленно, сейчас, сегодня.

Кажется, странно – ну что нам – Макаренко? Нам, с нашим капитализмом, индивидуализмом, эгоизмом… Нам, столь далеко ушедшим от тех пламенных, коммунистических, двадцатых? Но читаешь книгу – и не можешь оторваться, и погружаешься в диалектику авторских приближений к Педагогу, в это его кружение вокруг Воспитания и вокруг Человека, в эти ассонансы, угловатости и скачки фонотовской мысли. Погружаешься с головой, потому что страстное (читай: влюбленное) вглядывание современника в человека, исполненного страсти, в Человека Служения Идее – это такой аттракцион, такое наслаждение, которое будет покруче американских горок, тут скорее горки русские, с их сияющим снегом, и ветром в лицо, и с детской блаженной радостью нестись навстречу неизведанному вспоминаются…

Макаренко был удивительно сдержанный человек – и удивительно страстный. Внешняя сдержанность помогала ему выливать свою педагогику в чеканные формы, уместные в той эпохе. Но внутренняя страстность, великая страсть, великое его Делание Человека «прожигало» те формы, которые сам он и создавал, выплескивалось через край, недаром современники его не сильно любили, а чиновники от Наробраза в итоге его таки «ушли» (и это несмотря на поддержку его НКВД, в системе которого он работал). Но вот эта «плазма души», прожигавшая все социальные «образовательные формы», обжигавшая, ужасавшая современников – она и делает Макаренко и сегодня – необыкновенно интересным, насущным, а его идеи – идеями первостепенной важности. Надо только «вспыхнуть» ему навстречу, зажечь в ответ свою душу, надо только попытаться ответить на его послание, почувствовать, как жжет оно руку.

Михаил Саввич Фонотов – почувствовал, и ответил, и теперь – благодаря его книге-ответу, книге-свободному размышлению – может попытаться дать свой ответ Педагогу и каждый из нас.

 

8.02.2016

С детства и юности, под давлением социума, мы теряем чувство (нам врожденное) Идеи. Чувство Идеи нас самих, Идеи этого мира. Падаем в морок театра теней. И вспоминание, как показывает нам автор книги Марина Борская, есть одна из немногих возможностей вернуть себе это чувство… вернуться – к себе.

Интервью с директором ИД "Мой Город" Игорем Розиным
20.06.2014

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

Михаил Фонотов - о морских губках, динозаврах и палеонтологии
16.06.2013

"В меловом периоде, в первой его половине, где-то 120 миллионов лет назад, Южный Урал обогревало тропическое солнце, под лучами которого на берегах озер и болот поднималась буйная растительность. То есть были все условия для динозавров. И они, наверное, здесь жили. Но почему-то не оставили почти никаких следов".

Мысли бывшего детдомовца
22.03.2013

"Приди Макаренко со своей системой в современный детский дом - имел бы высокие шансы на скорое увольнение, а то и на попадание в тюрьму. Нельзя заставлять детей трудиться. За любые подобные инициативы современный директор детдома будет наказан прокуратурой при очередной плановой проверке. Или те же сироты сообщат куда следует, что их, бедных, используют".

Андрей Яншин. Жизнь под библиотечной сенью...
1.08.2012

"Странно, библиотека – другая, другое помещение, другие книги смотрят на тебя корешками, да и прошло уже столько десятилетий, но запах, аромат – абсолютно тот же… Какой полиграфист объяснит эту метаморфозу, точнее – эдакое волшебное постоянство? Ведь запах – едва ли не самое эфемерное, что есть на свете…"

31.05.2012

День защиты детей – это событие. Ежегодно в этот день звучат торжественные речи и заклинания, взрослые дяди и тети вереницами тянутся в детские дома и детсады, обремененные дарами и улыбками. Не секрет, что для очень многих из них это бремя – на один день, сбросил – и пошел дальше. Социальная ответственность называется.

О новой книге Михаила Фонотова
16.11.2011

"Осень 2011 года ознаменована выходом новой книги известного краеведа и публициста Михаила Фонотова. На двух сотнях страниц собрана россыпь интереснейших историй, легенд и сказаний, главным действующим лицом которых является Южный Урал".

О сборнике стихов Александра Самойлова «Киргородок»
9.11.2011

Поэтический сборник Александра Самойлова «Киргородок» - это не совсем поэзия. Недаром и завершается он - новеллой. Тогда что это? Прозопоэзия? Поэтическая проза? Не-ет. Это - нечто без претензии...

Андрей Яншин
23.09.2011

Наткнулся на новость – в Челябинск приезжает со своим гала Ульяна Лопаткина. Что-то задело, заглянул в Яндекс-фотки – и понеслось… Вот она – жизнь чувств, вот она – женщина, свободная от навязываемого социумом образа, вот она – красота…

Андрей Яншин
22.08.2011

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".