Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Место слова Сталинград

Место слова Сталинград
МИХАИЛ ВЕЛЛЕР
Писатель, философ

Когда надо отвлечь общественное напряжение – вбрасывают вопрос о захоронении Ленина, агрессивности США, осквернении святынь и переименовании Сталинграда. Чтоб не посягали на 13% подоходный налог для миллиардеров, не вопили о снижении нищенских расходов на медицину и образование, не рыдали по угоняемому за бугор национальному капиталу и не грезили сменяемостью власти. И мыслящая интеллигенция, со скорбным достоинством несущая груз умственного превосходства над народом – с резвостью сметливой собачки бросается вдогонку за брошенной палкой: скорей догнать, схватить, принести. Ай молодца.
Итак. История мифологична по своей сути. Фильтруя и структурируя огромный информационный массив истории, народ вычленяет из нее и осознает свою биографию в соответствии со своими потребностями в силе, славе и справедливости. Сильная и славная биография народа не только делает аморфную людскую массу единым социумом с едиными вехами на историческом пути – но и олицетворяет возможность дальнейшего исторического движения, гарантирует перспективу.
Коллективное бессознательное, если угодно, таково, что история (биография) народа может быть только позитивна: удовлетворять потребность в самоуважении и гордости. И социально-историческое пространство организовано таким образом, что в обязательном порядке наличествует уровень персонификации народных качеств.
В зале истории – своя строгая планировка, и на строго отведенных им местах стоят обязательные пьедесталы. Для первого поэта, для главного героя, для великого государя, великого полководца, великого реформатора, для спасителя отечества, для святого. Это и называется архетипами. Фигуры на пьедесталах могут заменяться – царь на Ленина и обратно, – но расклад фигур всегда останется тем же.
Когда Сталин уничтожил всех героев созданной Троцким Красной Армии, оставив Буденного, Ворошилова и глухо упоминаемого покойного Фрунзе – вдруг подняли на щит Чапаева, и вообще Щорса, и вообще начдива Пархоменко, известного лишь тем, что его походя разбил и вырезал Махно.
Убирая портрет героя – ты лишь меняешь лицо в рамке.
Историка интересует правда. Народ интересуют доблести и подвиги, собственная правота и высокое место в истории. Историк знает, что Ганнибал был кровожадный негодяй, зарезавший десятки тысяч верных союзников, когда они отказались уйти с ним, и желавший уничтожить свободный демократический Рим ради господства олигархического торгового Карфагена. Народ желает помнить – что Ганнибал был гениальный полководец, несгибаемый борец и безжалостный к себе солдат.
Доблести и пороки смешаны в великих в тех же пропорциях, что в сирых и малых – но масштаб личностей и деяний огромен, и масштаб раздувает их качества до исторических размеров.
Вот и до товарища Сталина добрались. Маленький, сухорукий, рябой, недоверчивый, коварный, мстительный, жестокий, властолюбивый. Уничтожил крепкого мужика раскулачиванием, казака – расказачиванием, выморил голодом миллионы на Украине и в Казахстане, а уж в войну людей не жалел и подавно; за то и Жукова ценил и поднял, что в жуковской жестокости был уверен: этот всех положит, но приказ заставит выполнять не рассуждая.
А после смерти – стоптанные сапоги, чиненая шинель, деньги на партвзносы в столе и казенная мебель на казенной даче. Заводы по стране, и танки в покорной ему половине Европы.
…Закатился великий Египет, и великая Ассирия, великий Рим и блистательная Порта. А вы что, канальи, собрались жить вечно? Вы еще подите монголам нотации почитайте – чего это они почитают главного героя своей истории Чингиз-хана? Святослав грабит окрестные народы – он герой, убили они наконец Святослава – какое горе. Зулусская мораль. Что характерно – историки здесь вместе с народом: патриоты, чай.
Пролившие моря крови Александр и Цезарь, Карл Великий и Наполеон – всегда будут вершинами истории своих народов, давно или недавно прошедших пик своей истории. Народ не интересует, что Петр сам рубил топором головы стрельцам. Народ интересует величие.
Пик российского величия остался позади. Ничто не вечно. И фигура, персонифицирующая пик этого величия, всегда выглядит гигантской. Ибо стоит на горе из людей больших и малых, сильных и слабых, важных и незначительных, из их свершений и делишек, великих побед и безмерных преступлений. Этот навоз истории каменеет со временем и превращается в гранит истории, и эта гранитная поднебесная пирамида и есть пьедестал великого государя. И за далью дел и времен он видится снизу совсем не таким, каким был вблизи: тень его падает на облака, и тень его дел покрывает державу и долго еще указывает будущее тем, кто способен его увидеть.
Короче, замучитесь вы Сталина из истории вычеркивать.
Так ведь и это к Сталинграду отношения не имеет! Как галифе к Галифе, наполеон к Наполеону, оливье к Оливье. Семантическое расподобление.
Не было никогда такого города – Волгоград. За ним нет истории и нет смысла. Это название-негатив, название-заместитель, название-суррогат, название-никакое, абы не Сталинград, так и Царицын был тогда не очень.
Сталинград – это стало главное слово войны. За словом Сталинград стоял главный смысл войны: мы все-таки превозмогли, мы сильнее, мы переломили хребет фашистскому зверю, в этом слове была радость силы и славы, уверенность в том, что теперь-то точно победим, дело идет к победе; в этом слове была гордость, и отмщение, и военное превосходство, и праздник победы.
Слово стало символом нашего превосходства и грядущей победы.
Сталинград – место этого слова. Дом этого слова. Его Родина. На этом берегу оно укоренено навсегда в родную почву.
Ах хорошо бы, чтоб этим кончились наконец наши пафосные фанфары о бесконечной войне, и мы нашли бы хоть чем-то гордиться в своем сегодняшнем мире.Стране завтра кранты, а они все исправляют характеристики покойникам.

Источник: «Эхо Москвы»

 

Из воспоминаний узника гетто, партизана и разведчика
2.02.2016

Зиновий Кнель, в начале Великой Отечественной 14-летний еврейский подросток, вспоминает о расправе фашистов над жителями его местечка и над его семьей, о том, как ему удалось выжить, рассказывает о годах, проведенных в партизанах, и о дальнейшей своей судьбе.

Фрагмент из книги «Великая тайна Великой Отечественной. Новая гипотeза начала войны»
23.06.2013

Сталин исключал возможность лишь одного-единственного варианта развития событий - внезапного удара Германии по СССР. Почему? По единственной причине: он знал, что этот вариант не может осуществиться, пока СССР нужен Гитлеру как союзник для разгрома Англии, то есть сначала война с Англией, а уж потом - с СССР...

Гарри Каспаров - о науке истории и ее фальсификациях
28.10.2012

"Активная работа по переписыванию российской истории началась почти сразу после подавления так называемого пугачевского бунта. К этому приложили руку и Екатерина II, и Александр I, и Николай I. При последнем, кстати, существовал даже специальный департамент, занимавшийся созданием исторических «подлинников». Представляете? Фальсификация, поставленная на поток".

Аркадий Малер - о переименовании улиц
4.07.2012

"Памятник - это моральная оценка, это символ того, что данный человек является для нас ориентиром в чем-то очень важном и мы должны быть ему благодарны. И если государство сохраняет какой-то памятник, значит, оно признает эту моральную оценку".

Фрагменты интернет-дневника инвалида Второй мировой войны
10.05.2012

Этот дневник представляет интерес и ценность как документальный ресурс, из которого можно почерпнуть правдивую информацию о Великой Отечественной войне и быте солдат и военнопленных того времени. Но не только. ЖЖ Дмитрия Ломоносова - один из немногих источников реальной информации о том, как живут ветераны Великой Отечественной сейчас.

Об озере Иткуль и коренных иткульцах
22.02.2012

Место между отрогами Уральских гор приглянулось кочующим народам. 7000 лет назад их привлекла сюда огромная, полная рыбы, чистейшая чаша озера и густые, населенные зверьем леса. А еще - залегающие едва ли не на поверхности земли богатейшие запасы медных и железных руд.

21.01.2012

Для детей 12-13 лет:
* Замирание нашего сада осенью.
* Река в лунную ночь.
* Встреча войска, возвратившегося из похода.
* Лес в лучшую свою пору.
* Дедушкин садик.

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".