Это интересно

МИХАИЛ ФОНОТОВ
Писатель, краевед

"Каждый раз, когда поднимаюсь на Нурали, на меня находит наваждение какой-то инородности или даже инопланетности. Сам хребет выглядит стадом огромных ископаемых животных, которые в глубоком сне лежат, прижавшись друг к другу. Он словно скован беспробудной задумчивостью, он каменно молчит, но кажется, что где-то внутри его тлеет очень медленное и едва угадываемое желание пробудиться".

АНДРЕЙ ЯНШИН

Можно ли всю жизнь прожить у реки и так и не побывать у ее истока? Конечно. Но побывать – лучше. Но зачем?

Вход в аккаунт

Это мой город, или Путешествие Гулливера

Это мой город, или Путешествие Гулливера
Люся Солнцева

Мы публикуем сценарии трех видео-роликов, посвященных Челябинску. Надеемся, что со временем они превратятся в фильмы и положат начало "иному Челябинску" - не городу заводов и "красных труселей", не городу "дорожных революций" и чиновничьего произвола. Но городу живых людей, ярких мифов и смеющихся лиц.

 

«Это мой город…»

Проезжая часть одной из оживленных улиц в центре Челябинска. Машины несутся туда-сюда.

Вдруг мы видим древнего деда с клюкой, который, несмотря на то что весь скрючен болезнями, как-то уверенно-бесшабашно начинает переходить дорогу в неположенном месте – в стороне от регулируемого светофорами перекрестка. Дед идет наперерез несущимся машинам, и создается впечатление, что еще секунда – и от него останется одно мокрое место. Однако этого не происходит – машины успевают на скорости тормозить прямо перед путником с клюкой, а он уверенно лавирует в их потоке. Пешеходы в страхе замирают, наблюдая эту картину, бабули охают, хватаясь за сердце, роняя продуктовые корзинки с яблоками и прочей снедью. Городская публика в страшном напряжении. Кроме самого деда.

Он к тому времени уже достигает противоположной стороны дороги и, игриво оглядываясь на всю эту толпу растерянных горожан, сообщает в камеру нараспев, протяжно-скрипучим голосом: «Эт-то м-мо-ой го-род!» Игриво-залихватски подмигивая, нравоучительно устремляя при этом указательный палец в небо.

Прохожие облегченно вздыхают, бабки начинают собирать яблоки, малыши продолжают лизать забытый на время чупа-чупс, дамы поправляют прически, молодые мамочки продолжают катить коляски, мужики с круглыми животами нервно утирают пот со лба и дрожащими руками откупоривают пластиковые бутылки с «Борджоми».

Камера вновь находит деда и медленно уплывает вверх, панорамируя город.

 

Птица

Масштабное строительство (время: 30-е годы, период промышленной застройки города).

Подъемные краны, металлоконструкции, котлованы и т.д. Устремленные ввысь блочные сооружения. Работа кипит. Восхищенные взгляды простых обывателей, устремленные снизу вверх. Открытые в прямом и переносном смысле рты. Завораживающее своим масштабом и захватывающее индустриальным великолепием зрелище. Строительство века! И вдруг!! Срывается гигантская панельная плита и со свистом ухает из поднебесья вниз. В еще раскрытые от восхищения, а теперь от ужаса – рты челябинских обывателей. (Рты можно распахнуть до размеров строительных котлованов на поверхности земли, в которые плита летит со скоростью космического метеорита зимы 2013).

В момент удара о землю плита раскалывается вдребезги и разлетается гигантскими осколками… обычного куриного яйца. Камера стремительно приближается к эпицентру событий, и вот перед нами – только что вылупившийся попискивающий желторотый цыпленок. Мозолистые руки сталевара (металлурга, шахтера, тракториста и т.д.) бережно поднимают его и, подбрасывая вверх, отпускают в синеву небес уже отнюдь не цыпленка… К высящимся в небесах новостройкам взмывает огромная птица, размах крыльев которой навевает мысль о великих свершениях и победах...

Крупным планом – лица горожан всех эпох, провожающих взглядами птицу, морда верблюда, и тут же: загорелое лицо бедуина, который ведет за собой этого верблюда на веревке. За его спиной – столб Европа-Азия (или Нулевая верста). Он тоже провожает взглядом взмывающую в небеса птицу. Встречный путник, водитель Камаза, выглядывая из кабины, спрашивает: Как дела, дорогой?  - и слышит в ответ: В Челябе все спокойно!

Звучит жизнеутверждающая музыка. Радостное народное веселье.

 

Путешествие Гулливера

Камера фиксирует фигуру Гулливера в парке им. Гагарина, от башмаков до головы, уносящуюся ввысь. Фоном песня группы «Ноль»: «…Ты спросишь меня, почему иногда я молчу, почему не курю и не улыбаюсь, или же, наоборот, я мрачно шучу и так же мрачно или ужасно кривляюсь...» Камера и песня на секунду замирают в этой точке. В паузе Гулливер скрипит суставами, «оживая». В следующую секунду музыка продолжается словами: «…просто я живу на улице Ленина…», а Гулливер в такт с музыкой совершает масштабное колесо, сразу оказываясь кульбитом на Комсомольской площади у танка (условное для жителей города начало проспекта Ленина).

Здесь (на фоне продолжающейся музыки группы «Ноль») Гулливер, чуть подумав,  пальцами вынимает дуло у танка, скатывает бумажный шарик и сквозь трубочку дула выплевывает его по направлению к памятнику Курчатову. Шарик летит по небу вдоль проспекта Ленина, оставляя в небе росчерки, словно февральский метеорит, и с тем же грохотом и свистом, а потом падает на землю, разрываясь в метеоритную пыль, где-то в дебрях парка Гагарина.

Гулливер водружает трубочку-дуло на место и, делая гигантский шаг, оказывается сразу на площади Революции. Здесь он уже заносит было ногу для следующего шага, но что-то привлекает его внимание. Он останавливается, пристально глядит вниз – и на фоне кишащего людьми и машинами городского муравейника различает нечто родственное: неподвижно стоящий (как и сам Гулливер в парке) памятник Ленину. Осторожно наклоняется над ним, берет фигурку двумя пальцами и с умилением рассматривает, пробуя другой рукой повернуть у него голову, ручки-ножки (как у куклы). Все поддается, но со скрипом (как у самого Гулливера прежде). В итоге он придает куколке-Ленину неожиданную позу – штангиста, совершающего рывок, причем вместо штанги вкладывает в руки Ильичу росшую рядом с памятником ель.

Явно довольный, Гулливер переводит дух и следующим шагом оказывается рядом с памятником Курчатову. Изучающе обходит его, присматриваясь. Выковыривает две полусферы расщепленного атома, легко превращает их в футбольный мяч и дает пас в направлении Комсомольской площади. Мяч, как прежде бумажный шарик, несется в обратную сторону над проспектом Ленина со свистом и грохотом прежде пролетавшего над городом метеорита.

А Гулливер, совершив несколько танцевальных па из брейк-данса, встает в позу вратаря рядом с памятником Курчатову, как бы ожидая ответного паса с той стороны пр. Ленина.

И, на фоне заключительных аккордов песни группы «Ноль», мы читаем заключительный слоган:

«Большие люди

 большого города!

Так держать!»

 

Вокруг темы

Международный эксперт по городскому планированию - о будущем Челябинска

"Я знаю о Челябинске. Ваш город можно сравнить с Детройтом – такой же крупный промышленный центр. Если вспомнить историю, то в Детройте власти сделали ставку на дороги, там начали строить все больше и больше хайвеев, в результате город стал одним из лидеров Штатов по количеству автомобилей на душу населения. Но случился нефтяной, а затем и экономический кризис, часть предприятий закрылась, часть переехала в пригород, и в итоге город начал пустеть. Кому захочется жить среди шума, пыли и грязи?"

История одного исцеления

В 1980-х годах Нью-Йорк представлял собой адский ад. Там совершалось более 1 500 тяжких преступлений КАЖДЫЙ ДЕНЬ. Но потом случилось необъяснимое. Достигнув пика к 1990 году, преступность резко пошла на спад.

Сергей Еремин. Горькие размышления

Я постоянно думаю про чудеса, происходившие с разными городами. Про чудеса, являющиеся проявлением человеческой воли и четкого видения того, что хочешь получить в итоге.

Андрей Яншин

Что такое город? Прежде всего, наверное, это некое пространство, выбранное людьми для жизни. Это, точнее, место в пространстве, выбранное людьми или, может быть, выбравшее, притянувшее к себе людей и связавшее себя с ними.

Основные материалы

Сборник "Мифы и легенды Челябинска" - это уникальная попытка увидеть суровый промышленный город сквозь оживляющую оптику мифа. Удалась ли она, пусть судит читатель.

Публикуемые ниже документы (переписка, запросы горожан, инструкции из архива Челябинской городской управы и думы, а также материалы из местных газет) охватывают период с 1901 по 1917 год. Документы объединены в тематические разделы. Живые свидетельства безвозвратно ушедшей эпохи, они позволяют представить, какой была жизнь челябинцев около ста лет назад.

Исторические заметки и ностальгические этюды
Этот очерк истории Челябинска не претендует на историческую полноту и тем более «объективность». «Объективно» пишутся учебники и диссертации, сжимающие живую жизнь тисками рассудка. А «объективно» рассказанная история города представляла бы собой, скорее всего, статистический свод, что-то вроде сухой энциклопедии, за краем которой осталось бы главное: ветры судьбы, дыхание горожан разных эпох, пульс и движенье времен.

Галереи

В этом разделе вы можете познакомиться с нашими новыми книгами и заказать их доставку в любую точку России. Добро пожаловать!

Шесть книг Издательского дома "Мой Город" стали победителями VIII областного конкурса «Южноуральская книга-2015». Всего на конкурс было представлено более 650 изданий, выпущенных в 2013-2015 годах.

Теперь каждый желающий может познакомиться с книгами ИД "Мой Город" (Издательство Игоря Розина) и купить их в электронном виде. Для этого достаточно пройти по ссылке.

Издательский дом «Мой Город» выполнит заказы на изготовление книг, иллюстрированных альбомов, презентационных буклетов, разработает узнаваемый фирменный стиль и т.д.

Украшения ручной работы

Эта детская книжечка - вполне "семейная". Автор посвятил ее своим маленьким брату и сестричке. И в каком-то смысле она может служить эталоном "фамильной книги", предназначенной для внутреннего, семейного круга, но - в силу своей оригинальности - интересной и сторонним людям.

История, рассказанная в этой очень необычно оформленной книге, действительно может быть названа «ботанической», поскольку немало страниц в ней посвящено описанию редких для нас южных растений. Впрочем, есть достаточно резонов назвать ее также «детективной», или «мистической», или «невыдуманной».

Сборник рассказов московского писателя Сергея Триумфова включает страстные лирические миниатюры, пронзительные и яркие психологические истории и своеобразные фантазии-размышления на извечные темы человеческого бытия.

Книга прозы Александра Попова (директора челябинского физико-математического лицея №31) «Судный день» – это своего рода хроника борьбы и отчаяния, составленная человеком, прижатым к стенке бездушной системой. Это «хождения по мукам» души измученной, но не сломленной и не потерявшей главных своих достоинств: умения смеяться и радоваться, тонуть в тишине и касаться мира – глазами ребенка.

Со страниц этого сборника звучит голос одного сада. Одного из многих. Потому что он жив и существует – благодаря одному человеку, автору этой книжки. И в то же время через эти стихи словно бы говорят все сады, все цветы, все деревья и травы мира. Может быть потому, что подлинная поэзия – универсальна и не имеет границ.

Роберто Бартини - человек-загадка. Кем он был - гениальным ученым, на века опередившим свое время, мыслителем от науки, оккультным учителем? Этот материал - только краткое введение в судьбу "красного барона".

"Люди спрашивают меня, как оставаться активным. Это очень просто. Считайте в уме ваши достижения и мечты. Если ваших мечтаний больше, чем достижений – значит, вы все еще молоды. Если наоборот – вы стары..."

"Отец Александр [Мень] видел, что каждый миг жизни есть чудо, каждое несчастье – священно, каждая боль – путь в бессмертие. А тем более цветок или дерево – разве не чудо Божье? Он говорил: если вам плохо, пойдите к лесу или роще, возьмите в руку ветку и так постойте. Только не забывайте, что это не просто ветка, а рука помощи, вам протянутая, живая и надежная..."

"Всего Капица написал Сталину 49 писем! Сталин не отвечал, но когда Капица, не понимая такой невоспитанности, перестал ему писать, Маленков позвонил Капице и сказал: «Почему вы не пишете Сталину, он ждет новых писем». И переписка (односторонняя) возобновилась".

"Через цвет происходит таинственное воздействие на душу человека. Есть святые тайны - тайны прекрасного. Понять, что такое цвет картины, почувствовать цвет – все равно, что постигнуть тайну красоты".

"...Ненависть, если и объединяет народ, то на очень короткое время, но потом она народ разобщает еще больше. Неужели мы будем патриотами только из-за того, что мы кого-то ненавидим?"

"Внутреннее горение. Отказ от комфорта материального и духовного, мучительный поиск ответов на неразрешимые вопросы… Где все это в современном мире? Наше собственное «я» закрывает от нас высшее начало. Ведь мы должны быть свободными во всех своих проявлениях. Долой стеснительность!.."

"В 1944 году по Алма-Ате стали ходить слухи о каком-то полудиком старике — не то гноме, не то колдуне, — который живет на окраине города, в земле, питается корнями, собирает лесные пни и из этих пней делает удивительные фигуры. Дети, которые в это военное время безнадзорно шныряли по пустырям и городским пригородам, рассказывали, что эти деревянные фигуры по-настоящему плачут и по-настоящему смеются…"

"Для Beatles, как и для всех остальных в то время, жизнь была в основном черно-белой. Я могу сказать, что ходил в школу, напоминавшую Диккенса. Когда я вспоминаю то время, я вижу всё черно-белым. Помню, как зимой ходил в коротких штанах, а колючий ветер терзал мои замерзшие коленки. Сейчас я сижу в жарком Лос-Анджелесе, и кажется, что это было 6000 лет назад".

"В мире всегда были и есть, я бы сказал так, люди этического действия – и люди корыстного действия. Однажды, изучая материалы по истории Челябы, я задумался и провел это разделение. Любопытно, что в памяти потомков, сквозь время остаются первые. Просто потому, что их действия – не от них только, они в унисон с этикой как порядком. А этический порядок – он и социум хранит, соответственно, социумом помнится".

"Я не турист. Турист верит гидам и путеводителям… А путешественник - это другая категория. Во-первых, ты никуда не спешишь. Приходишь на новое место, можешь осмотреться, пожить какое-то время, поговорить с людьми. Для меня общение по душам – это самое ценное в путешествии".

"В целом мире нет ничего больше кончика осенней паутинки, а великая гора Тайшань мала. Никто не прожил больше умершего младенца, а Пэнцзу умер в юном возрасте. Небо и Земля живут вместе со мной, вся тьма вещей составляет со мной одно".

"Я про Маленького принца всю жизнь думал. Ну не мог я его не снять! Были моменты, когда мальчики уставали, я злился, убеждал, уговаривал, потом ехал один на площадку и снимал пейзажи. Возможно, это одержимость..."

"Невероятная активность Запада во всем происходящем не имеет ничего общего ни со стремлением защищать права человека на Украине, ни с благородным желанием помочь «бедным украинцам», ни с заботой о сохранении целостности Украины. Она имеет отношение к геополитическим стратегическим интересам. И действия России – на мой взгляд – вовсе не продиктованы стремлением «защитить русских, украинцев и крымских татар», а продиктованы все тем же самым: геополитическими и национальными интересами".